СОЛНЕЧНАЯ

Смерть кончается в полнолуние.
Самый миг воздать Небу должное
Запалить его искрой-клятвою,
Пусть себе горит-возрождается.

Подземельями бездонными вскормлена,
Я прослышала, что скоро Весна взойдёт,
И собрались наверх — я да озимые,
Целовать Землю да славить Солнышко.

Ох, пробивали потолки, бились намертво.
Потолок за потолком — до поверхности.
Крепко буйной головой, дикой юностью.
С жаждой Света на губах, с жадной верою.

Ох, да чёрная земля мозги вышибла.
Ох, да очи затуманила горькая.
Да уста заковала беззвучныя,
А последний потолок был асфальтовым.

И тот, кто выполз на землю, обескровленный,
Целовал на рассвете проталины,
Омывал солью очи, взахлёб дышал,
А как взглянул наверх, так прозрел-ослеп.

А наверху горело Небо безмерное,
Пело Аллилуйя, хлопало крыльями,
А посреди Неба — Солнце, а вокруг Солнца — нимб,
А посреди Солнца смехом Луна зашлась,

И все времена годов, и все Боги вер,
И все святые с икон, и все мученики,
И все, кто Солнцу светил, и все, кто светом дарил,
Все, кто верил в Того, Кто Отец Огня —

Все смотрели в глаза святому Солнышку
И свои жребии бросали Солнышку,
И в агонии себя творили заново,
И ликовали, как дети, как бессмертные.

А Огонь лизал их души ласково,
Всепрощал от Имени Имён Отца.
И слепые атеисты призадумались,
И князь Владимир хмыкнул: однако, Масленица.

А меня вывели за ручки на уровень,
А меня вывели за ручки на улицу,
А на улице моей нынче праздничек,
И всем котам на ней нынче Масленица.

А коты-то, соответственно, мартовские.
А песни-то все холостяцкие.
А удаль-то сплошь беспохмельная.
А веселье — оно первозданное.

Так гори, моя Весна, гори Фениксом.
Гори душа, сгори к Богоматери.
Гори, Солнышко, сгори да возродись к утру.
Гори, Луна, гори полнолунием.

Славное язычество, прости Господи.
Дай нам поиграть да потешиться,
Дай нам помолить да пожертвовать,
Дай нам, маленьким, понадеяться:

Кому — на рай, кому — на страшный суд,
Кому — на Ра, кому — на Солнышко.
Кому — на пришествие, кому — на исход,
Да всем — на радость по совести.

Все равно Огонь правее всех правых,
И для Пастыря все овцы — заблудшие,
И на Руси всегда святое Двоеверие,
И конец смерти всегда в полнолуние.

2002

песня в альбоме:
прото-альбом «Показания» (2002)

Яндекс.Метрика