ВОЕТ ЛЕОНКА

У неё больше ничего нет,
Кроме глиняного идола и завтрашнего дня.

Лестница мира поднимается в жопу.
Одно кольцо управляет всеми.
Слышится хрип или горький ропот —
Это живых пожирает время.

А по коридорам метался
Крик души затравленного волчонка.
Последнюю крышу срывает, резьбу, больно! —
Воет Леонка, воет Леонка.

У неё больше ничего нет,
Кроме глиняного идола и завтрашнего дня.

Конечная станция, выход сверху.
Нет будущего, но есть брешь в законе.
А в оставленных сумках — бомбы и дыры.
А щенка затоптали в душном вагоне.

А людям было тепло и тесно,
Не мучил совести тёплый трупик,
Его заметят тёплые руки,
Положат мирно к холодным рельсам.

А мимо пройдут смешные детишки,
И младший крикнет: Вон псина сдохла!
А «псине» ещё не было трёх месяцев жизни,
А «псине» в жизни ещё не было плохо,

Так вой же, вой, неуёмный волчонок,
Хлебай по полной из лунной миски.
Тебя подслушивает Леона,
Диктуя стишки или чёрные списки.

У неё больше ничего нет,
Кроме глиняного идола и завтрашнего дня.

2001

песня в альбоме:
«Детства белое пятно» 3 (2018)

Яндекс.Метрика